Криптография против коррупции


«Умные контракты», которые сами себя исполняют, могут избавить мир от воровства, коррупции и судебных разбирательств, а также подарить честные выборы, не посадив ни одного чиновника.

Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2956395


Считается, что избавиться от коррупции и воровства удастся, только изменив само общество и институты. Однако сделать это можно гораздо проще — с помощью компьютерных технологий, от которых невозможно будет скрыться. Речь идет об «умных контрактах». Сегодня в стартапы, связанные с ними, вкладывают миллионы долларов (преимущественно в США), а оптимисты прочат очередную IT-революцию, наподобие той, которую совершил сам интернет.

«Умный контракт» — это не многостраничный бумажный документ с подписью сторон и реквизитами, а программа. Или еще точнее — алгоритм. Предположим, что вы решили купить не новый автомобиль, но боитесь, что продавец вас обманет, стоит только отдать ему деньги. Подписав «умный» договор, вы от этой проблемы избавляетесь: продавец отдает вам заблокированный ключ от машины, который открывается в момент поступления средств на его счет. Подобные алгоритмы (самый базовый — «if / else») можно применять в тотализаторах и простых сделках купли-продажи.

«В России пока таких контрактов нет, а за рубежом только делаются первые попытки,— рассказывает управляющии? партнер юридической компании «Симплоер» Антон Вашкевич.— Например, смарт-контракты пытаются использовать для оплаты услуг по продвижению сайтов в интернете (SEO). Программа мониторит поисковую систему, и, как только сайт попадает на первую страницу, она списывает деньги со счета заказчика. Должен быть объективный результат, который легко оцифровывается».
Еще один пример — ипотека. Если должник перестает платить, то «умный контракт» может заблокировать автомобиль, отключить электричество и перестать открывать двери дома. Звучит, конечно, страшно и смахивает на отличный повод подать на банк в суд. Но если банк в ответ снизит процент по кредиту, то многим это покажется выгодной и честной сделкой.

Цепочка правды


Необходимая для «умных контрактов» инфраструктура — blockchain («блокчейн») — только недавно доросла до того, чтобы подобные контракты можно было внедрять массово.
Если коротко, то блокчейн — это распределенная база данных, которую практически невозможно переписать, благодаря серьезному шифрованию. Данные хранятся не на сервере какой-то компании или государственного органа, а на компьютерах всех участников системы — принцип, заимствованный из торрентов. Если запись однажды попала в такую базу данных, то вытравить ее оттуда уже невозможно, а проверить — легко, так как она публична. А значит, больше никаких взяток за изменение прав собственности, подделок документов и рейдерских захватов.
Сейчас блокчейн в основном использует криптовалюта биткоин для сохранения истории транзакций. Чтобы перевести кому-то биткоины, надо сначала получить подтверждение транзакции — все как в банках. Но кто этим будет заниматься в распределенной системе? В биткоине это делают специальные люди, или «майнеры», а не все пользователи, как принято думать. Они получают за это вознаграждение в размере 25 биткоинов ($10,3 тыс. по текущему курсу) плюс комиссия за перевод (то есть добывают биткоин как золото). В отличие от «Википедии», где проверкой статей занимаются альтруисты, здесь все основано на конкуренции и чистом капитализме.
Майнеры (их в системе около 7 тыс.) группируют новые транзакции в блоки по 200-300 штук — для удобства хранения и поиска нужной информации. Отсюда название блокчейна — «цепочка блоков». Они проверяют, не врет ли пользователь, просматривая историю платежей, а потом начинают зашифровывать блоки так, чтобы никто не смог их переписать.
Делается это с помощью хэш-функции, которую, по иронии судьбы, придумали американские спецслужбы для шифрования секретных документов. Смысл ее в том, что с информацией любого объема, будь то имя или энциклопедия, она сопоставляет строчку длиной 64 знака. Например, вот в такую — «7f83b1657ff1fc53b92dc18148a1d65dfc2d4b1fa3d677284addd200126d9069». Потом компьютер должен разгадать загадку: как надо модифицировать первоначальную информацию, чтобы полученный на выходе новый хэш начинался с трех нолей (000). Для этого требуются огромные вычислительные мощности, так как вариантов — триллионы. Кто первый находит число — получает вознаграждение, блок закрывается, а название следующего блока начинается с цифр, которыми заканчивается предыдущий.
Хитрость хэш-функции в том, что добавление хотя бы одной точки в исходный текст полностью меняет шифр. Если кто-то захочет «поправить» записи, сделанные когда-то в блокчейне, то ему придется провести такую же огромную работу по закрытию блока, а потом и всех других блоков, так как они все связаны. При этом майнеры будут каждые десять минут добавлять новые блоки, и процесс взлома будет бесконечным: система всегда будет считать правильной самый длинный блокчейн.
Считается, что блокчейн не может работать без майнеров и, соответственно, без привязки к биткоину или какой-то другой криптовалюте. Стартап канадско-российского программиста Виталика Бутерина Etherium обещает решить эту задачу, но пока не очень понятно как. Сам по себе блокчейн без криптографии и сложной системы защиты работать, конечно, может, но смысла в нем мало — разве что использовать его для собственных нужд компаний.
Если все проблемы будут решены, то с помощью блокчейнов можно будет идентифицировать личность, сделать голосование на выборах абсолютно прозрачным и быстрым, закрепить навсегда права собственности. В Эстонии, например, проводится эксперимент по внедрению блокчейна для записей о гражданстве. Избавить от паспортов система пока не может, но уже позволяет зарегистрировать в стране бизнес, вовсе не посещая Эстонию.

Судьи в ужасе


Достаточно представить выражение лица какого-нибудь российского судьи при виде «умного контракта», который даже потрогать нельзя, и сразу становится понятно, что в России эта история уж точно никогда не «выстрелит».
Теоретически прямого запрета в российском законодательстве на заключение «умных» договоров нет. «Более того, статьей 434 ГК РФ прямо предусмотрена возможность в некоторых случаях заключения договора путем обмена электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору»,— говорит юрист юридической фирмы Vegas Lex Кирилл Никитин.
Автоматическое исполнение контракта тоже не является чем-то уникальным, считает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян: «На практике предлагаются перенесение биржевого принципа расчетов по сделкам «поставка против платежа» за пределы биржевого пространства и его реализация в мире реальных вещей. Это стало возможным вследствие развития электронных технологий, позволяющих управлять не только банковскими и депозитарными счетами, но и товарами на автоматизированных складах, пассажирскими и грузовыми потоками».
По мнению Никитина, автоматическое списание денег с расчетного счета допускается и на основе обычного бумажного контракта (как и отключение электричества за неуплату). С ним согласны юристы из «Пепеляев групп», полагающие, что «все дело в договоренностях».
И все же, несмотря на это, суды вряд ли будут принимать «умные контракты». «На практике весьма проблематичным видится доказывание даже самого факта заключения договора»,— говорит Никитин. А, по мнению Авакян, «автоматическое формирование договоров, их подписание абстрактной подписью юридического лица, равно как и формирование заказов без участия воли физического лица представителя, видится крайне спорным».
Есть и другие сложности, считает Антон Вашкевич из «Симплоер». Одна из них — новизна технологии: удобных сервисов пока немного даже за рубежом.
Еще одна проблема — нестыковка «умных контрактов» с налоговым и бухгалтерским законодательством. Например, такие договоры не умеют создавать первичную документацию, либо их документы не подходят российским бухгалтерам. Более того, если стороны будут недовольны друг другом или тем, как сработал контракт, им придется доказывать не только тот факт, что сам контракт был заключен, но и на каких условиях.
Наконец, существует опасность того, что суды будут завалены исками из-за сбоя или ошибок в программном коде «умных контрактов». По мнению Вашкевича, эту проблему могут решить сторонние эксперты, ведь и сейчас судьи привлекают специалистов для консультации по сложным делам. Если спрос на «умные контракты» будет большой, то российское законодательство подтянется, считает он. Может измениться и сама профессия, в которой появятся юристы-программисты и новые упрощенные языки программирования, созданные специально для составления «умных» договоров.

Источник:  Коммерсант RU
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s